РАЗВЛЕКУХА

Детские сказки.

  • Список тем link
  • Матиус и Матильда

    Глава 1. Матиус и Матильда

    В одном сказочном лесу, в ближайшем Подмосковье, жили-были два маленьких медвежонка: брат и сестра – Матиус и Матильда. Жили-были, не тужили, со всеми зверушками дружили, а с кем не дружили – по крайней мере, не ссорились. Своих маму и папу они не помнили, потому что потерялись, когда были еще совсем маленькими.

    Жилось им неплохо: они нашли себе брошенную кем-то хижину и зажили там весело и счастливо.

    Однажды пошли они гулять по лесу, зашли в гости к ёжику «Колючая спинка, в глазах хитринка», да засиделись допоздна. Домой шли уже заполночь, а ночка выдалась темная, безлунная – ничегошеньки не видно. Шли, о сучья да коренья спотыкались, своего сопенья пугались, друг о друга толкались. Шли они, шли да и вышли на опушку: совсем не туда куда надобно. Тут им какой-то дяденька веселый попался, оказалось, что это дачник с прогулки припозднился, домой шел. Увидел медвежат, да и говорит:

    - Ой, какие хорошенькие медвежата, дай-ка я их себе возьму, и в своем магазине на продажу поставлю, может кто-нибудь купит.

    А надо вам сказать, что дяденька этот был взрослый и не понял, что медвежата живые,- просто сказочные - он подумал, что они игрушечные. Взрослые вообще в сказочных существах ничего не понимают и в сказки не верят, а зря.

    Посадил он их к себе в карман и пошел к себе домой. Матильда с Матиусом хотели по дороге вылезти и убежать, да карман попался глубокий – никак не вылезти. «Ну, ничего», - думают, сейчас он спать ляжет, брюки снимет, и мы удерем домой. А дяденька дошел до дому, со своей старенькой мамой попрощался, сел в машину и куда-то поехал. Ехали они так, ехали и приехали в город Москву, где этот дяденька жил и работал. Приехали. Дяденька зашел в квартиру, разделся и повесил свои брюки на крючок в коридоре. Опять Матиус и Матильда не смогли выбраться из брючного кармана, пришлось им так всю ночь там и провисеть. А утром дяденька встал, умылся, как следует, с аппетитом, позавтракал, надел свои брюки, рубашку и пиджак, обулся и поехал на работу в магазин. Там он достал из кармана Матиуса и Матильду и посадил их на полку, рядом с игрушечным моряком и куклой на качелях.

    - Вот так,- сказал он довольно и отошел полюбоваться на них издали. – Да, хороши,- покачал он головой.

    Матиусу и Матильде совсем не понравилось сидеть на полке: она была очень высоко над полом, кукла смотрела, презрительно надув губки, а моряк задумчиво пускал кольца дыма из своей трубки и никого не замечал, так что помощи ждать было неоткуда. Так и сидели Матиус с Матильдой на полке, пригорюнившись. Время от времени, к полке подходили разные люди: взрослые и дети, просили снять медвежат с полки, рассматривали их и уходили прочь, отдав незадачливых путешественников продавцу. Первую свою ночь брат с сестрой провели на полке в магазине. Им было очень страшно. Где-то, совсем рядом поскрипывал пол, кто-то скребся в соседнюю стенку и громко тикали часы, стоявшие на верхней полке. Старый моряк громко храпел во сне, а временами, еще и надрывно кашлял. Поговорить с фарфоровой куклой они тоже боялись – слишком уж она была надменная. Конечно, все рано или поздно заканчивается, так что наступило утро и Матиус с Матильдой облегченно перевели дух и задремали, прижавшись друг к другу. Сквозь сон они слышали голоса покупателей и продавца, чуть слышное бормотание старого моряка и брюзжание куклы на качелях. Вдруг, малышей сняли с полки и дали в руки двум женщинам. Те немного повосторгались медвежатами и купили их: та, что была постарше взяла Матиуса, а та, что помоложе – Матильду. Краем уха медвежата слышали, что Матиуса увезут куда-то далеко, в странное место под названием Америка и еще почему-то Нью-Йорк, а Матильда должна была остаться в Москве. От ужаса малыши онемели и только смотрели друг на друга печальным взглядом. Женщины рассадили Матиуса и Матильду по сумкам и разошлись. У каждого из медвежат началась новая жизнь, полная странствий и приключений, поисков родного дома и друг друга. Нашли ли они то, что искали, и как это было, вы скоро узнаете.

    Глава 2. Матильда

    Матильде было очень страшно в темной сумке, одной, без Матиуса. Они раньше никогда не разлучались и теперь, когда это произошло, ей было очень одиноко. Через некоторое время качание сумки прекратилось, и Матильду вытащили наружу. Она увидела место, где ей предстояло теперь жить, по крайней мере, какое-то время, пока она не сможет сбежать и вернуться домой, в свой лес. Итак, ее вытащили, и она увидела ту молодую женщину, которая ее купила, а рядом с ней маленькую девочку и пушистую черную кошку. Матильда поняла, что девочка, это дочка этой женщины и, что зовут ее Маша. О кошке же совсем другой разговор – кошка-то оказалась волшебная! Значит, она может мне помочь, и я найду моего Матиуса, обрадовалась Матильда. Но кошка потерлась о ноги хозяйки, ласково мурлыча, глянула на медвежонка и пошла прочь. «Ну вот, опять неудача», - огорчилась маленькая путешественница. – Ну, ничего, я не буду падать духом, ведь только тот, кто старается и идет к своей цели, всегда сможет добиться своего.

    Девочка взяла Матильду на руки и отнесла в свою комнату. Потом она поцеловала ее и положила в красивую розовую кроватку, застеленную простынкой, накрыла кружевным одеялком и ушла. «Надеюсь, меня не будут здесь обижать», - сонно подумала Матя про себя и тут же уснула. После стольких переживаний и бессонной ночи на полке это было немудрено.

    На следующее утро Матильда проснулась уже в Машиной кроватке и долго не могла ничего понять: где она, что случилось и, куда делся Матиус, а когда вспомнила, то очень расстроилась. Она хотела поплакать, но побоялась разбудить девочку, поэтому она тихо скатилась по простыне с кровати на пол и пошла осматриваться. Матильда думала, что может ей еще удастся поговорить с кошкой и та ей подскажет, как быть. Кошка мирно спала на диванной подушке, и просыпаться не желала. «Ну, и ладно», - подумала Матя, - Спрошу позже, а пока не мешало бы немного подкрепиться. Матя не ела с той ночи, как их подобрал «веселый дяденька» и очень проголодалась. Она отправилась искать еду, нашла кухню и увидела на столе банку с медом и целую вазочку с печеньем. «Ой, как хорошо», - подумала Матя, - «сейчас я поем!». Да не тут-то было. Медвежонок был маленький и никак не мог залезть на стул, у которого были высокие, гладкие металлические ножки. «Что же делать? Как достать еду?», - думала голодная крошка. Тут на кухню прибежала Маша, посадила медвежонка на стол и сунула ей в лапу печенье.

    - На, пожуй, ты наверно голодная, - сказала она. Матя схватила печенье и начала потихоньку, чтобы никто не видел, откусывать маленькие кусочки. Когда она насытилась и попила чаю из машиной чашки, то решила слезть вниз, но поняла, что находится очень высоко и сама слезть не сможет. Матильда хотела все же попытаться, но тут пришла Маша и схватив Матю

    убежала с ней в комнату смотреть мультики. Мультики медвежонку очень понравились, потому что очень напоминали тот волшебный лес, в котором Матильда с Матиусом прожили всю жизнь.

    Матя сначала хотела побыстрее убежать из этого дома, но подумала, что надо бы разузнать, как ей теперь искать Матиуса и осталась. В итоге она узнала, что Матиуса увезли в Америку, город Нью-Йорк и, что это страшно далеко: где-то за океаном, а океан – это очень много воды. Матильда подумала, что много – это наверно как целый их сказочный лес и расстроилась еще больше, чем раньше. Как же Матиус вернется домой? Если он не успел улизнуть по дороге, то дальше будет гораздо труднее…Матильда решила сбежать и прямиком отправиться в свой лес и поискать Матиуса, а потом, если не найдет, придется плыть на пароходе в эту Америку.

    Пора было приводить в действие свой план.

    На следующий же день, ближе к вечеру, когда Маша взяла медвежонка с собой на прогулку, Матильда тихо спряталась под доской старой песочницы. Маша ее не нашла и Матильда, просидев там до глубокой ночи, вылезла наружу и попыталась понять, куда ей теперь идти. На ее счастье, рядом на дереве сидел старый ворон. Матя подошла к дереву и вежливо спросила:

    - Простите, глубокоуважаемый мудрый ворон, вы не могли бы подсказать мне, как пройти в Подмосковный сказочный лес?

    - Говори громче, детка, - прокаркал тот, - Я стал плохо слышать, ведь мне уже сто лет.

    - Я говорю, - закричала Матя, - не подскажете, как мне пройти к Подмосковному сказочному лесу?

    - А-а-а, к лесу, - протянул ворон. – Подскажу, детка, подскажу. В безлунную ночь, такую, как сегодня, в соседний двор прилетает старая колдунья Злыдня на помеле. Она ищет непослушных детей, чтобы украсть их и сделать своими верными помощниками. Если ты поспешишь, то успеешь к ее отлету и, сев сзади нее на помело, прилетишь прямо к опушке своего леса. Только поспеши, у тебя очень мало времени.

    - Спасибо, - крикнула Матильда и со всех ног помчалась в указанном направлении.

    К ее огромной радости, поспела она вовремя: Злыдня как раз собиралась взлетать. Ну и страшна же она была! У Матильды аж дух перехватило. Длинные спутанные космы давно не мытых волос, почерневшие гнилые зубы, скрюченные пальцы с коркой грязи под ногтями, неряшливо заштопанное старое платье. «Да», - подумал маленький медвежонок, - «я больше никогда не буду лениться умываться и чистить зубы, а то вот до чего дойти можно. Не хочу!». Ухватившись за колдуньин подол, Матя взобралась на помело и застыла там, боясь пошевелиться. Ведь быть обнаруженной никак не входило в ее планы. Они взлетели. Как же было страшно! Матя до той поры никогда раньше не летала на помеле и очень боялась свалиться, а колдунья, как назло, летела с такой бешеной скоростью! Но все рано или поздно кончается, - они долетели до опушки и приземлились у раскидистого дуба. Матя быстро соскользнула с помела и тут же спряталась под листом старого огромного лопуха. Когда Злыдня улетела, Матя огляделась и вылезла наружу. Места показались ей знакомыми, но впотьмах блуждать было бесполезно, и медвежонок опять залез под лопух. Устроив себе ложе из нескольких травинок и накрывшись лопухом поменьше, Матильда решила дождаться утра и, незаметно для себя, заснула. Когда она проснулась, было уже утро. Вовсю пели птицы, радостно встречая новый день, хозяйственно жужжали пчелы, перелетая с цветка на цветок, в поисках нектара - в общем, лес жил своей полнокровной жизнью, и Матильду захлестнула волна невероятного счастья – она была дома. Впервые за несколько дней она почувствовала, как напряжение оставляет ее и появляется уверенность в том, что она сможет найти свой дом и Матиуса.

    Она потерла лапками мордочку, умывшись росой с листика лопуха, сделала зарядку, и, перекусив парой ягод малины с соседнего куста, отправилась на поиски знакомых мест. Достаточно быстро, Матильда вышла к поваленному дубу, возле которого они с Матиусом часто играли в детстве. Отсюда путь был ей знаком. Матя побежала к дому и в ее душе росла надежда на то, что Матиус уже там и ждет ее. Она бежала, легко перепрыгивая через узловатые корни деревьев, перелезая через толстые, сломанные сучья, перелетая через все знакомые ямки и канавки с водой, встречавшиеся на ее пути. А вот и он – их дом. « - Матиус, Матиус, - закричала Матильда, - я дома, отзовись!». Но кругом стояла пронзительная тишина, окна их хижины были закрыты, а дверь заперта – никого не было. Огорченная Матильда медленно опустилась на пенек, который всю их жизнь служил им скамеечкой.

    «Так, - подумала Матя, - дома его нет, значит, буду искать дальше. Может быть, ему не удалось выбраться и мне предстоит искать его в какой-то непонятной Америке, а может, он выбрался и пошел искать меня. Тогда сначала я поспрашиваю всех наших друзей и знакомых в лесу, а потом, если он здесь не появлялся, вернусь в город и буду действовать там».

    Матильда поднялась и пошла к ежику «Колючая спинка, в глазах хитринка», справедливо полагая, что если кто-то, что и знает, так это именно он. Дойдя до его норки, она вежливо постучала в дверь и, после приглашения, зашла внутрь. На ее счастье ежик был дома. Матя рассказала ему о том, что произошло с ними с тех пор, как они вышли из гостей. Ежик очень расстроился, но ничем помочь не смог, так как Матиуса с тех пор не видел.

    - Знаешь что, - задумчиво протянул он, - я думаю, что тебе стоит сходить к Чудищу-Огородищу, он конечно страшный и не очень добрый, но он все про всех знает и, если будет в хорошем настроении, сможет тебе помочь! Ты, наверно, не раз про него слышала разные истории.

    - Спасибо, ежик, - серьезно ответила Матильда. – Я обязательно к нему зайду, я ничуть его не боюсь и мне абсолютно безразлично, какое у него настроение, когда дело касается моего брата. – Она помахала ежику лапой и вышла из его норки, направившись в самую чащобу леса, где и обитало Чудище-Огородище.

    Надо вам сказать, что это самое чудище, в свое время было обычным пугалом и стояло на картофельном поле, отпугивая ворон и всякую другую живность, но потом настолько пообтрепалось от времени, что было выкинуто в ближайшую канаву и заменено новым. Чудище страшно обиделось на всех, ушло в чащу леса и с тех пор показывалось очень редко, предпочитая уединенный образ жизни. Иногда оно поучало заблудившихся зверушек, пытаясь призвать их никому в этой жизни не доверять и сетовало на свою горькую неприкаянность, иногда ворчало, прогоняя сердобольных жителей леса подальше и не желая принимать от кого-то жалость, сострадание и заботу. Так что поговорить с Чудищем-Огородищем было нелегко, но Матю предстоящие трудности ничуть не пугали. Она уверенно шла в самую чащобу леса, где и обитало это самое Чудище. Наконец, Матильда подошла к странному сооружению из перепутанных ветвей, перевитых живым вьюнком, и только очень отдаленно напоминающим чье-то жилище. Вокруг стояла тишина и, лишь где-то в отдалении пели птицы, да куковала беспокойная кукушка. Матильда собралась с духом и негромко прокричала:

    « - Эй, есть тут кто-нибудь?». Никто не отзывался, и она подошла поближе, собираясь просунуть голову в лаз, который, видимо, служил Чудищу дверью. Тут, за дверью зашуршало, заворочалось и, из лаза появилась взъерошенная голова Чудища-Огродища. Голова огляделась, заметила Матильду и, где-то минуту, молча изучала ее своими осоловелыми глазами, прятавшимися под кустистыми соломенными бровями.

    - Кого это принесло ко мне ни свет, ни заря? – Пробурчала голова. – Ходят тут всякие, без дела да надобности шляются. Чего тебе? – Недружелюбно поинтересовалась она.

    Матя, конечно испугалась, но решила не подавать вида и храбро ответила:

    - К тебе без дела не ходят - боятся, а я по делу пришла. Позволь мне пройти или сам ко мне выйди. Дело у меня важное к тебе.

    Чудище удивилось, но, ни говоря ни слова, молча выползло наружу и уселось на завалинке. Скрутив из сухой травы и листьев самокрутку, Чудище выжидательно уставилось на медвежонка.

    - Понимаешь, - приступила к делу Матильда, - Я ищу своего брата, Матиуса. Ежик сказал, что если кто-то может мне в этом помочь, то это только ты. И Матя рассказала чудищу всю историю с самого начала.

    Чудище сидело молча, задумавшись. Так они сидели минут пять, пока, наконец, Чудище-Огородище, не шевельнулось и, потянувшись, встало.

    - Что я могу тебе сказать, медвежонок, - произнесло оно, - я не видел твоего братца и ничего не слышал, значит, в лесу его не было. Возвращайся обратно в город и ищи его там. Ты храбрый медвежонок и, я думаю, что у тебя все получится. Главное – не отступай. Никаких волшебных вещей у меня нет и никогда не было, так что помочь мне тебе нечем. Разве что, вот есть у меня один знакомый домовой, зовут его Пумпашкин, он такой плут и проныра, может он чем подсобит. Будет тебе нужда, ступай к нему. Он живет в старом доме возле вокзала, где часы с кукушкой да полоса взлета Бабы-Яги. Захочешь – найдешь. – С этими словами Чудище встало и, вздохнув, полезло обратно в лаз. – Да, кстати, - не оборачиваясь, произнесло оно, - меня зовут Филипп Потапыч. Это если еще зайдешь когда.

    Когда Филипп Потапыч скрылся, Матя повернулась и медленно побрела обратно. Надежды ее не оправдались, и медвежонка ждал долгий и трудный путь. Пора было подкрепиться на дорожку, собраться и идти на поиски Матиуса.

    Глава 3. Матиус.

    Матиус сидел в сумке той женщины, которая купила его для себя, и боялся. Боялся он за свою судьбу, которая была такой непонятной: если ему не удастся сбежать по дороге, то его увезут в какую-то непонятную Америку. Боялся за свою сестренку Матильду, с которой они ни разу в жизни не разлучались. И еще – он просто БОЯЛСЯ. А что вы хотите? Медвежонок был маленький, защититься ему очень трудно, а обидеть каждый может.

    Хорошо, что бояться ему пришлось недолго. Женщина скоро остановилась, зазвенела ключами и открыла сумку. Матиуса достали и посадили на диван. Он огляделся. Это была обычная квартира (хотя Матиус раньше ни одной квартиры не видел и ему не с чем было сравнивать). Рядом с ним на диване сидели игрушечный лев и мышонок. Матиус уставился на них с невероятным удивлением (и было на что!): на льве была надета морская тельняшка и синие штаны клеш, на шее висела золотая цепь, а на лапах были модные ботинки. Мышонок же был одет совсем по-другому: на нем был бархатный фрак темно-вишневого цвета с золотой тесьмой, белая манишка, черный галстук-бабочка и, разумеется, штаны должного покроя. Обуви почему-то не было.

    -Здравствуйте, - тонким, срывающимся от волнения голоском пропищал медвежонок. – Давайте знакомиться, я – Матиус.

    Лев важно посмотрел на него, степенно подкрутил свои пышные усы и проговорил важным басом: - Я – Бонифаций. Мышонок же рассеянно вертел в руках дирижерскую палочку и ничего вокруг не замечал. Бонифаций ткнул его локтем в бок и громко заорал:

    - Эй, музыкант, проснись, у нас гости!

    Мышонок с испугу выронил палочку и уставился на льва.

    -Да не я, а вот он, - уже потише проговорил Бонифаций. – Кстати, для своих я Боня, - сказал он Матиусу.

    - А я, - задумчиво поправляя на носу очки, промолвил мышонок, - я – Моцарт. Вы когда-нибудь слышали об этом величайшем композиторе всех времен и народов? – строго спросил он.

    Матиус смущенно помотал головой в разные стороны.

    - Понимаете, робко произнес он, - Мы с моей сестрой всю жизнь жили в лесу, а там про Моцарта нам никто не рассказывал.

    - Да, - вздохнул Моцарт, - провинция. Ну ладно, я потом расскажу тебе о нем, а может даже, и сыграю что-нибудь. Я ведь был куплен в самом большом нотном магазине Нью-Йорка и могу по праву гордиться своим музыкальным образованием!

    - Постой, - перебил его Боня. – Ты сказал, что жил в лесу с сестрой? А где она сейчас и как ты вообще сюда попал?

    Матиус, горько вздохнул и рассказал им свою историю, которую мы с вами, дорогие читатели, уже знаем, так что повторять ее не будем.

    - Да, печальная история, - пробормотал Боня. – И что же ты теперь будешь делать? – спросил он медвежонка.

    - Да, - включился в разговор и Моцарт, - что вы теперь будете делать?

    Матиус нерешительно пожал плечами и тихо сказал:

    - Попытаюсь сбежать и пойду в наш Подмосковный Сказочный Лес, вдруг Матильда уже там? А если ее нет, то вернусь, и буду искать ее где-то в городе.

    Все замолчали.

    - Знаешь, медвежонок, - сказали в один голос Бонифаций и Моцарт, - мы попытаемся тебе помочь уйти отсюда, но сами мы родом из Нью-Йорка, поэтому знакомых у нас здесь нет и больше ничем мы тебе помочь не можем.

    - Спасибо и на этом, - сказал чуть-чуть приободрившийся Матиус. – Дальше я уж как-нибудь сам.

    Медвежонок облегченно вздохнул, привалился спиной к подушке, и тут же сладко засопел. Он же, бедняга, тоже, как и Матильда, не спал всю ночь, сидя на полке в магазине, и столько переживаний вымотали его очень сильно.

    - Пусть спит, - тихо прошептали друг другу Моцарт и Бонифаций. Им было жалко маленького крошку, который так внезапно потерял сестру и очутился в столь странном и непонятном для себя мире, хотя им самим очень нравился тот образ жизни, который они вели. Хозяйка у них была хорошая, заботилась о них, не забывала кормить, а там, в Нью-Йорке, у них была большая компания друзей, с которыми им очень нравилось проводить время. А еще они иногда по вечерам устраивали праздники с песнями, танцами и веселыми конкурсами. Иногда, они вместе с хозяйкой выезжали на природу. Там тоже было очень много нового и интересного. Например, их друг чертик Чино побывал на Ниагарском водопаде, а Овечка Маня как-то раз посетила Техас, где много-много лошадей и на них скачут ковбои. Это такие отважные мужчины в сапогах со шпорами и в ковбойских шляпах, а еще у них есть кожаные сапоги с бахромой, а за поясом у каждого заткнуто по два пистолета. В общем, каждому из них было что рассказать и, поэтому, долгими вечерами им совсем не было скучно. Если же рассказать было нечего, то они сами придумывали разные истории и рассказывали их друг другу. Так что они совсем не чувствовали, что им скучно или грустно, но теперь, когда они познакомились с Матиусом, им стало казаться, что его жизнь намного интереснее и живее, чем их собственная. Изменять свою жизнь они не хотели, но решили помочь маленькому медвежонку, во что бы то ни стало.

    Утром все проснулись рано. Наверно потому, что слишком ярко светило теплое летнее солнышко, слишком громко и радостно пели на ветвях деревьев птицы, и слишком многое надо было сделать и обсудить, чтобы помочь Матиусу.

    Как узнал Матиус, его новую хозяйку зовут Алена. Она уже оставила своим маленьким друзьям чай и печенье, и уехала по своим делам в город. Ребята остались одни и, подкрепившись, стали разрабатывать план побега.

    Прежде всего, они решили, что из квартиры Матиус убежать не сможет: во-первых, у них нет ключей, а во-вторых – это был восьмой этаж, а летать Матиус, увы, не умел! Можно было, конечно, найти еще, в третьих, и, в четвертых, но, зверюшкам это показалось излишним, ведь первые два пункта все-равно нельзя было обойти, так и нечего ломать голову.

    -Ладно, - сказал Бонифаций, - он был самым решительным из всех, ведь недаром он был львом и к тому же моряком, - тогда ты будешь сбегать по дороге в аэропорт. Там мы наверняка сумеем тебя незаметно выпустить.

    - Хорошо, - сказал медвежонок, - а что такое аэропорт?

    - Аэропорт, - на этот раз решил ответить Моцарт, - это огромное здание, а за ним большое-пребольшое поле, с которого взлетают в небо огромные машины, похожие на птиц. Люди зовут их самолетами. Эти машины перевозят людей очень быстро и куда угодно, потому что они летят по воздуху и, ни горы, ни моря и океаны им не помеха. Наша хозяйка живет очень далеко, поэтому она летает на самолете. Завтра, как раз, день отлета, значит, завтра ты и сбежишь.

    - Я думаю, - включился в разговор Боня, - ты можешь спрятаться в такси и вернуться на нем обратно в город. Такси, - сразу пояснил он, - это такая машина, которая перевозит людей, куда им нужно. Ты звонишь по телефону и просишь, чтобы приехала машина. Она приезжает и везет тебя туда, куда ты хочешь.

    - А телефон, - тут же вмешался Моцарт, - это, когда через трубку, которую ты прислоняешь к уху, можно слышать самых разных людей. Набираешь цифры, а потом говоришь тем, кто тебе нужен.

    - Ладно, - подвел итог совещанию Боня, - значит сбегаешь в машине, а если не получится, тогда в аэропорту что-нибудь придумаем. Не трусь, у нас все получится!

    - Спасибо вам, ребята! – тихо произнес Матиус. – Вы меня совсем не знаете, а так хорошо ко мне отнеслись и помогаете мне.

    - Да ладно тебе, засмущались хором Бонифаций и Моцарт. Мы же понимаем, что тебе надо найти сестру и вернуться домой, в свой лес. Ведь у каждого человека есть свой дом и своя семья.

    - Спасибо, - еще раз сказал Матиус. – Большое спасибо!

    Весь оставшийся день Боня и Моцарт рассказывали Матиусу об огромной стране Америке и о городе Нью-Йорке, в котором они оба жили. Они рассказали ему, что Америка – это огромная страна, которая расположена на материке. Это такая земля: большая-пребольшая, длинная-предлинная, и там живет много-много самых разных людей с разным цветом кожи: от белого до черного. А со всех сторон эту землю окружает океан. А океан – это, когда много-много воды, гораздо больше, чем ты можешь себе представить. Там, в Америке, много гор, рек, озер, водопадов, лесов, каньонов, прерий… Чего там только нет! А в больших городах есть огромные дома, которые называют небоскребами, потому что они такие высокие, что своими вершинами упираются в небо, как горы, словно скребут небо своими крышами. А в домах столько окон, что от их стекол свет от солнца отражается многократно по всему городу. Все эти люди говорят на самых разных языках, потому что приехали из самых разных мест на земле, но есть у них и один общий язык – английский, так что они могут общаться между собой и понимать друг друга.

    И еще там есть очень много интересного, но за один раз все не расскажешь. Вообще в мире есть столько разных любопытных мест и потрясающе интересных городов!

    - Умные люди говорят, - задумчиво протянул Моцарт, поправляя очки, - что надо изучать науку Географию. Она так много интересного рассказывает о мире, в котором мы живем!

    Так за разговорами прошел день. Наступил вечер, а за ним и ночь. Маленькие зверята легли спать. Завтра у них очень напряженный день и им надо хорошо выспаться.

    Наступил новый день. Боня и Моцарт готовились к отъезду, а Матиус – к побегу. Все они внимательно смотрели на свою хозяйку, которая собиралась к отъезду и паковала свои вещи. Через два часа должно было приехать такси и отвезти их в аэропорт.

    Совершенно случайно, нечаянно подслушав телефонный разговор, Матиус узнал, что должна приехать та женщина, которая купила Матильду. Как обрадовался бедный медвежонок! Он подумал, что сможет тихонько залезть к ней в сумку и потом окажется там, где сейчас приходится жить Матильде. Вот это было бы счастье!

    Алена, закрыв все чемоданы, и тщательно проверив, все ли на месте, посадила наших друзей в сумку и закрыла молнию. Ребята оказались в темноте.

    - Не пугайся, - прошептал Боня, - видишь, через дырочку пробивается солнечный свет? Если что, мы тебя подсадим, и ты вылезешь наружу.

    - Хорошо, - так же шепотом ответил Матиус.

    На самом деле, они могли бы и не шептать, ведь взрослые не понимают речь сказочных зверюшек и, даже не слышат их. Но ребята об этом не знали и поэтому переговаривались как можно тише, чуть дыша.

    Наконец приехала та, другая женщина, сумки и чемоданы подняли и их куда-то понесли, вместе с нашими путешественниками.

    Чуть позже раздался шум мотора, и ребята поняли, сто они едут в такси.

    - Ну, что, - прошептал Моцарт, - давай обнимемся на прощанье и удачи тебе. Мы тебя не забудем.

    Они обнялись, и Моцарт с Бонифацием подсадили медвежонка наверх.

    - Ничего не получается, - пожаловался через некоторое время, пыхтя Матиус. – Там ее локоть. Он так крепко прижат к сумке, что я не вылезу.

    - Тогда придется подождать, пока она сменит позу, - натужно кряхтя, отозвались друзья снизу. – Слушай, слезай, а? Ты такой тяжеленький!

    - Да, я очень люблю есть мед с коврижками, - смущенно признался медвежонок и слез вниз.

    - Будем ждать, - подытожил Моцарт.

    Но до конца дороги им так и не представилось удобного случая.

    - Ничего, - утешали беднягу друзья, - сбежишь в аэропорту.

    - Угу, - огорченно вздыхал мишка и крепко сжимал свои маленькие лапки в кулачки.

    Наконец, машина остановилась, и их вынесли наружу. Чуть позже раздался гул множества голосов и один громкий голос, который что-то говорил через микрофон на все здание.

    - Подержи сумку, - раздался рядом голос хозяйки, мне надо на минутку отлучиться.

    - Хорошо, - ответила другая женщина.

    - Это твой шанс, - зашептали Матиусу друзья. – Давай, мы тебя подсадим! – И друзья выпихнули медвежонка наружу.

    Он просунул в дырку нос, а затем и всю голову. На него никто не смотрел. Матиус осторожно перелез на сумку той женщины, что провожала Алену, но она была закрыта и, тогда он быстро нырнул к ней в карман.

    «-Ура! – мысленно возликовал он. – Я почти у цели! Скоро я увижу мою Матильду!». Счастье переполняло его так, что он чуть было не начал прыгать, но вовремя опомнился и притих, опасаясь неприятностей.

    Рано или поздно все заканчивается, так что и наш медвежонок благополучно и без происшествий оказался сначала снова в такси, а потом и в квартире, где должна была быть Матильда.

    Навстречу женщине выбежала ее дочка Маша и закричала:

    - Мама, я так по тебе соскучилась! А ты нигде по дороге не встречала моего медвежонка? Он так и не хочет вернуться ко мне?

    - Нет, доченька, - ответила женщина, не встречала, - наверно твой медвежонок соскучился по дому и ушел навестить своих родных. Он потом погостит там немного и вернется.

    Матиус понял, что Матильда сбежала и, скорее всего, она направилась в их Подмосковный Сказочный лес, надеясь там отыскать своего братца. Поэтому вылезать медвежонок не стал, а решил тихонько посидеть в кармане и подумать, что ему делать дальше.

    Глава 4. Злая колдунья.

    Вы помните, где мы оставили Матильду? Она возвращалась грустная и подавленная от неудачного похода к Чудищу-Огородищу, которое ничем ей не помогло. Теперь надо было возвращаться обратно в город и пытаться как-то найти Матиуса. Для этого, лучше всего, было опять дождаться злой колдуньи Злыдни и, схватившись за ее подол, забраться сзади на помело. Матя с ужасом вспоминала свой первый полет, но своими маленькими косолапыми ножками она шла бы до города неделю, а этого времени у нее не было! Так что выбирать не приходилось.

    «- Ничего, - храбрилась она, - долетела в первый раз, долечу и во второй!».

    Поскольку до ночи у нее была еще уйма времени, Матильда решила немного подкрепиться и залезла в кусты малины. Немного перекусив и попив водички из чистого родника, протекавшего рядом, Матя прилегла в тени деревьев и, сама не заметила, как задремала. Проснулась она уже к вечеру, когда солнышко уже садилось за горизонт и большинство зверюшек ложилось спать в свои норки, домишки и гнездышки. Только бедному медвежонку предстояли еще нелегкие испытания и приключения.

    Она выбрала себе место под лопухом возле взлетной полосы злой колдуньи. Хотя та летала всего лишь на метле, а не на реактивном двигателе, но полоса эта была черной, трава вокруг побуревшей от злой магии страшной Злыдни. В лесу о ней ходили жуткие слухи и истории, которые шепотом и при свете дня неохотно и лишь иногда рассказывали друг другу мирные обитатели леса. Матя не знала, что из этого правда, а что нет, но ей было так не по себе, что сильно колотилось сердце, ладошки вспотели, а коленки подгибались и дрожали. Она уговаривала себя, что один раз ей уже все удалось и ничего страшного не случилось, но разум подсказывал ей бежать отсюда как можно быстрее и дальше и, никогда не возвращаться на это мрачное место, пропитанное ужасным духом колдуньи.

    Совсем было, собравшись удрать отсюда и поискать более безопасный способ путешествия, Матя обнаружила, что уже поздно – Злыдня появилась на поляне, в сопровождении своей любимой вороны Кувры. Кувра была очень старой и потрепанной, половины перьев у нее не хватало, один глаз давно не видел и, она смотрела на мир только одним левым оком, красным и постоянно слезящимся. Глаз этот был огромным и светился ненавистью ко всему живому.

    Медвежонок зажмурился от ужаса, но твердо решил, что надо действовать. Хорошо еще, что Злыдня не взяла с собой своего любимца Мефа – это был огромный черно-бурый кот, по кличке Мефистофель. Нюх у него был такой острый, что он тут же бы учуял Матю, и ей было бы несдобровать. А ворона никаким нюхом не обладала, да и зрение у нее было подпорчено изрядно.

    Матильда осторожно выползла из-под лопуха и тихо заскользила в сторону злыдниной ступы – в этот раз колдунья решила лететь в ступе, а не на помеле. Забравшись в нее, она спряталась среди горы мусора, которую колдунья из-за своей неряшливости чистила только раз в десять лет. Представляете сколько там всего скопилось! Там были фантики от конфет, ржавые консервные банки, мышиные косточки, пара болтов и винтиков, в незапамятные времена, отвалившиеся от ступы, и много всякого другого хлама. Затаившись, Матя старалась казаться невидимой, и даже дыхание переводила через раз, боясь чихнуть от той горы пыли и непередаваемой вони, царившей в ступе. Наконец, Злыдня с Куврой тоже поместились в ступу и она нехотя, скрипя рассохшимися досками и дребезжа разболтанными винтами, поднялась в воздух. Лететь было недолго, и Матя понадеялась, что все обойдется. Да не тут-то было! Прислушавшись к разговору, который вели между собой колдунья и ворона, Матя поняла, что они замышляют что-то страшное! Да и как могло быть иначе, при столь злобных нравах обеих и постоянной жажде кому-нибудь напакостить да побольше. Оказалось, что Злыдня хочет похитить какую-то непослушную девочку, чтобы потом воспитать из нее свою преемницу – такую же злобную и подлую. Ведь у таких колдуний детей не бывает (да и кто бы захотел на такой жениться, если даже Кощея Бессмертного тянет на Василису прекрасную, а не на какую-нибудь Злыдню Великолепную!). Поэтому детей такие колдуньи похищают, где придется и, передают им постепенно все свои знания, навыки и всю свою ненависть к радости и добру.

    Матильда поняла, что надо как-то этому помешать, но как? Она ведь маленькая, силенок у нее немного, когтей почти нет…что она может против такого чудовища? «Надо просить помощи»,- подумала Матя. - Будем искать друзей, может, удастся как-то тихо спасти девочку, не вступая в драку.

    Долго ли, коротко ли, но ступа начала снижаться и с грохотом и визгом приземлилась на том самом месте во дворе какого-то дома, с которого Матя накануне улетала домой, в лес. Злыдня медленно вылезла из ступы и свистящим шепотом приказала Кувре:

    - Ты лети и наблюдай в окно за девочкой, а я пока разведаю обстановку вокруг дома, по моему сигналу начнем действовать. Ты все помнишь?

    - Карр! - ответила ворона, и улетела.

    Как назло, небо было хмурое и все затянутое тучами, моросил мелкий противный дождь и, на улицах никого не было, все предпочитали отсиживаться дома. Дул противный ветер, скрипели деревья и, даже мелкие букашки, не говоря уже о кошках и собаках, куда-то попрятались.

    «Где же я найду помощь?» - огорчилась Матя, в такую погоду никого и не дозовешься!

    А Злыдня, радостно потирая руки, уже шла по дороге к какому-то дому. Матя бежала за ней, стараясь, все-время находиться где-то в тени кустов или деревьев. «Что-то дорога знакомая» - размышлял медвежонок, - «ой, не к добру это, ой не к добру». И действительно, Злыдня направлялась прямиком к Машиному дому и к Машиному подъезду, а ворона сидела прямо у Машиного окна! Матя узнала это окно по смешным желтым занавескам – там были изображены котята, играющие в мяч с собаками.

    Матя заметалась. Что делать? Кинуться на помощь? Но она не справится и тогда никто не узнает, где искать Машу, да и саму Матильду уж точно никто не спасет! Не смотря на свой юный возраст, Матя была очень умной и необдуманных поступков не совершала. Сильно потерев нос обеими лапами, Матильда приказала себе успокоиться и тихо наблюдать за колдуньей.

    Тем временем, колдунья обошла вокруг дома, что-то прошептала себе под нос, поводила руками вокруг и, довольно хмыкнув, просочилась в подъезд. Медвежонок проскользнул за ней. Поднявшись на нужный этаж, Злыдня опять что-то пошептала, поводила руками и, вдруг растворилась в воздухе. Матюша кинулась к двери, но та была закрыта, а до звонка малышка достать не могла. Пришлось ей броситься на улицу, чтобы хоть через окошки как-то наблюдать за происходящим. В доме было тихо. Никто не кричал и не суетился. Ничего не происходило. И это пугало еще больше.

    Вдруг, дверь подъезда отворилась и из нее вышла Злыдня, ведя за руку Машу. Глаза у девочки были закрыты – она спала. Над ними летела ворона, внимательно окидывая двор одним своим зловещим глазом. На улице по-прежнему никого не было, непогода разыгралась не на шутку. Маша шла босиком, дрожа от холода, в одной ночной рубашке и тихонько хныкала во сне. «Наверно ее заколдовали, - подумала Матильда, - она не может проснуться и закричать, думает, что все это ей снится. Нужно спасать бедную девочку. Она такая хорошая. Она кормила меня печеньем с медом, показывала мультики, дала мне мягкую уютную кроватку. Я должна ей помочь!»

    За Злыдней она не пошла, прекрасно понимая, куда и зачем та сейчас полетит. «Надо разбудить кошку, может она захочет помочь своей маленькой хозяйке», - подумала Матя и, со всех лап понеслась наверх, к машиной квартире. Добравшись, она принялась скрести по двери лапами и кричать:

    - Эй, откройте, вашу Машу унесла Злыдня! Эй! Вставайте!

    - Ну что ты орешь посреди ночи! – донеслось из-за двери,- приличным кошкам спать не даешь! Ты вообще кто?

    - Я Матя, Матильда я! Слушай, вашу Машу украла страшная колдунья Злыдня! Открой!

    - Слушай, Матильда, иди-ка ты отсюда подобру-поздорову, пока я тебе что-нибудь не отгрызла! Наша Маша давно спит, а я сплю чутко и говорю тебе, что никого тут не было, - ответила кошка.

    - Да ты сходи посмотри, - гневно закричала Матя, а потом и грозись откусыванием, а не проснулась ты потому, что колдунья на всех сон наслала. Иди-иди, я жду.

    За дверью стало тихо, потом она слегка приоткрылась и оттуда высунулась встревоженная мордочка кошки.

    - Эй, ты где? Заходи, - прошипела она. – Что это еще за цирк? Где Маша?

    - А я тебе что говорю? – яростно прошептала в ответ Матя, - а ты откушу, откушу!

    - Не обижайся, - виновато опустила глаза кошка,- это я спросонья. Что делать будем?

    Вдруг ей на голову резко свалилось что-то темное и мохнатое.

    - Мя-а-а-а-а-о-о-у!- Заорала кошка и подпрыгнув до потолка, резко взобралась по висевшей одежде на вешалку и уже оттуда громко зашипела.

    Окаменевшая от страха Матильда смотрела на темную кучку на полу, которая, завозившись, привстала, и, оказалась ее любимым братцем Матиусом.

    - Здравствуй, Матенька,- нежно прошептал он и горячо обнял свою потерянную сестричку. - Уж не думал, что свидимся. Я это, я. Искал тебя, боялся, что потерял совсем. А что случилось?

    Кошка слезла с вешалки, что-то бурча себе под нос о совсем ошалевших медведях, которых надо только в лесу держать, а на люди и не пускать вовсе, от греха подальше. Вдвоем, Матя и кошка ввели Матиуса в курс дела, и стали разрабатывать план по спасению Маши из плена.

    Глава 5. Спасатели.

    Посовещавшись, они дружно решили родителей Маши не будить, потому что в сказочном мире они все-равно ничего не понимают и сделать ничего не смогут, а только панику поднимут и колдунью спугнут так, что потом ее не найдешь днем с огнем. Да и испугаются они, когда увидят, что их кошка разговаривает, да и медвежата игрушечные говорить могут, да еще и ходят. Тут и до больницы недалеко. А куда спасенную Машу потом девать? Нет уж, пусть лучше спят, решили друзья, мы сами попробуем справиться, только надо до рассвета успеть.

    Перво-наперво, друзья решили посетить домового Пумпашкина, который жил у вокзала. Матя вспомнила про него, когда рассказывала про свое путешествие и встречу с Чудищем-Огородищем. Ребята тихо выскользнули из квартиры и побежали к вокзалу. Добравшись, они огляделись и увидели старый покосившийся дом. Окна в нем были забиты досками, кое-где торчали осколки стекла. Дерево почти все прогнило и крошилось, так что замка на двери не было, а старая задвижка криво болталась на одном ржавом гвозде.

    - Да, - ехидно мяукнула кошка, важно проходя внутрь - хорошо домовой за домом смотрит, настоящий хозяин.

    - Много ты понимаешь, - обиженно донеслось откуда-то сверху, - пожила бы здесь с мое, тогда бы и говорила. И вообще, катись отсюда, я тебя не звал. – И домовой спрыгнул вниз с балки, на которой сидел. Это был маленький человечек с живой и веселой физиономией. Он постоянно корчил какие-то уморительные рожицы, и время от времени пританцовывал, делая странные па, подпрыгивая на месте и театрально разводя руками. Одет он был скромно, но опрятно. Изрядно поношенный темно-синий камзол из панбархата с золотыми позументами был надет на желтую полинявшую футболку с надписью «Последний герой», модно-порванные голубые джинсы были застегнуты ремнем с надписью Гуччи, а на ногах были надеты резиновые сапоги. Друзья недоуменно посмотрели на его обувь. Домовой перехватил их взгляд и смущенно пояснил:

    - Крыша в дождь протекает, простыть боюсь. А починить один не могу, сил не хватает. Один я тут, и хозяина никакого нет, бросили меня.

    - Не обижайся,- взяла инициативу в свои лапы Матя, - мы по делу пришли. Меня к тебе Чудище-Огородище направило. Ты, говорят, помочь можешь. Только нам быстро надо.

    И они рассказали Пумпашкину всю свою историю.

    Домовой почесал голову и уселся прямо на пыльный диван, пружины которого торчали во все стороны.

    - Присаживайтесь, - гостеприимно пригласил он.

    - Спасибо, мы лучше постоим, - хором сказали друзья, переглянувшись.

    - Хорошо, - сказал домовой, оглядев всю честную компанию. – Что мы имеем? Я конечно плут и проныра, но заклинаний никаких не знаю. Вы тоже. На силу вашу рассчитывать нечего, тут только Чудище-Огородище помочь может, если захочет. Значит, будем действовать хитростью. Надо придумать план. Я думаю, что вы, - он ткнул пальцем в медвежат,- будете служить Злыдне приманкой, на которую она поведется и полетит вас схватить, а мы с Муркой, - он поглядел на кошку, - будем спасать Машу. Надеюсь, что Кувра полетит с колдуньей. А вот Мефа тебе придется взять на себя, хотя как ты справишься с его мощью, я не представляю, - он еще раз поглядел на кошку. По дороге заглянем к моему другу Потапычу (к Огородищу, то есть), он будет прикрывать медвежат от Злыдни. Ну, друзья, двинули, авось справимся.

    - А как мы доберемся без ступы, - тихо спросила Матильда, - нам до рассвета иначе не успеть, тут далеко получается.

    - Есть тут у меня одна штука, закряхтел Пумпашкин, да боюсь мало чем поможет. Порывшись между пружинами дивана, домовой достал маленький прозрачный пакетик с каким-то искрящимся порошком. Это волшебный летательный порошок, - объяснил он,- мне по наследству от бабки достался. Только мало его здесь, на всех не хватит. Надо на кого-то одного посыпать, а остальные на нем полетят.

    Все дружно посмотрели на мурку. Она резко попятилась и зашипела:

    - Вы что все с ума посходили? Где вы видели летающую кошку? Да ни за что! Да надо мной потом все мыши в округе смеяться будут. Даже и не мечтайте!

    Матиус подошел к Мурке и, твердо глядя ей в глаза, сказал:

    - Надо быть выше этого. Хотя летающих медведей и не бывает, я бы сразу согласился, только я маленький и залезть на меня вы не сможете. Тут наверно и на меня порошка хватит. Хочешь, я полечу рядом?

    - Ой, взвыла Мурка, да еще извозом заниматься! Тогда меня мыши точно засмеют. Будут в очередь становиться, чтобы на мне полетать. Ну ладно, только потом вы меня будете спасать от мышей, поклянитесь!

    - Клянемся, - сказали все, дружно пряча ухмылки и представляя себе кошку, которая катает по небу мышей.

    - Тогда в путь, - произнес домовой и посыпал кошку и Матиуса волшебной пылью.

    Те тут же поднялись в воздух и начали беспомощно кувыркаться, пытаясь освоиться со своим новым положением. Через несколько минут у них все получилось и они приземлились на пол. Пумпашкин и Матильда вскарабкались на кошку, а Матиус примостился рядом.

    - Взлетаем, - предупредила Мурка и резко взвилась в воздух.

    Все вцепились в густую кошачью шерсть и думали только о том, как бы не свалиться. Мурка летела высоко над домами, боясь врезаться во что-нибудь. Хорошо, что дождь, наконец, перестал, да и ветер тоже был не такой сильный. На холоде руки и лапы быстро коченели, и, было очень трудно держаться. Хорошо еще, что теплая кошачья шерсть не давала им возможности замерзнуть окончательно. Но все рано или поздно заканчивается. Друзья уже подлетали к Волшебному Подмосковному лесу.

    - Туда, - закричал домовой, показывая на непролазную чащобу, видневшуюся невдалеке.

    Кошка лихо спланировала прямо к дому Чудища-Огородища и плавно приземлилась.

    Домовой резко подскочил к двери и громко заорал:

    - Филипп Потапыч, открывай! Свои!

    - Кого это несет среди ночи? – донеслось из лаза. – Свои в такое время не ходят, а дома спят. Только гости незваные да непрошенные. Сейчас я вас съем, а ну брысь отсюда!

    - Да ладно тебе Потапыч, открывай. Я ж говорю, свои. Я это, Пумпашкин. И Матильда со мной. Беда у нас. Открывай!

    В замке щелкнул, проворачиваясь, ключ, дверь в глубине лаза заскрипела и оттуда высунулась заспанная голова Чудища-Огородища.

    - А, это вы, пробурчал он, - ну заходите. Посмотрев на Матиуса, он сказал,- нашла таки, упорная малышка, хвалю. И ты заходи, восьмое чудо света, -усмехнулся он, глядя на мурку.

    Та, гордо задрав хвост, прошла мимо.

    - Ну, рассказывайте,- предложил Филипп Потапыч, потягиваясь со сна на своей кровати.

    И они, в очередной раз, рассказали всю свою историю.

    - Да, - сказал Филипп Потапыч,- ну и дела. Ладно, я постараюсь вам помочь. Меня и самого проделки Злыдни уже достали. Хватит ей безобразничать.

    Матиус и Матильда остались с Чудищем-Огородищем готовить западню для злой колдуньи, а домовой забрался Мурке на спину и они полетели к дому Злыдни, чтобы сразу вытащить оттуда Машу, как только Злыдня вылетит на охоту за медвежатами.

    Подлетев поближе, они опустились на землю и тихо прокрались почти к самому дому. Дом был почти таким же страшным, как и сама колдунья. Выстроенный из ноздреватого темно-серого камня, он пугал своей тяжеловесностью и какой-то мощной безысходностью, окутывавшей его стены. Окна были маленькими и пригодными разве что для летучих мышей. Деревья вокруг дома были голыми, ни одного листика не росло на их кривых и искореженных ветках. Ни одной птицы не селилось в опасной близости от этого места. Ни одной мыши не жило в подвале этого дома. Одни только кровопийцы-комары тучами вились вокруг, радуясь нежданной добыче. Но им не повезло: домовых они не кусали, а кошку не могли достать из-за волшебной пыли, осевшей на ее шерсти. Спрятавшись за поленницей дров, кошка и Пумпашкин принялись ждать. Собак вокруг не было, так как Мефистофель их на дух не выносил и Злыдне приходилось обходиться без них. Впрочем, ее так все боялись, что, вряд ли у кого могла возникнуть мысль по доброй воле подойти к ее жилищу. Все было тихо.

    Тем временем, Матиус и Матильда с помощью Филиппа Потапыча готовили западню для Злыдни. Они нашли удобную поляну, собрали хворост для костра и стали копать глубокую-преглубокую яму позади места для костра. Потом прикрыли ее ветками, засыпали прелыми листьями и сверху положили аккуратные куски дерна вместе с травой, так что ямы не было видно. У края ямы они посадили большой куст крапивы, чтобы ненароком туда не свалится, а, увидев крапиву, заблаговременно ее обойти.

    Теперь оставалось самое главное: приманить Злыдню. Медвежата развели костер и сели рядом, наслаждаясь его теплом. Филипп Потапыч ушел к себе в дом и долго рылся там в своей кладовке. Наконец он вернулся, держа в руках какую-то невзрачную засушенную травку темно-фиолетового цвета.

    - Вот, - сказал он, - это фивеольс, трава, которую многие ведьмы добавляют в свои зелья. Найти ее очень трудно, потому что она цветет только один день в году, восьмого февраля. Да, не удивляйтесь, именно зимой. В это время все засыпано снегом и, найти ее почти невозможно, лопатой можно махать до посинения, а все без толку. Так что у ведьм и колдуний она на вес золота. Сейчас мы бросим ее в огонь, и он поменяет цвет – станет на время фиолетовым. Надеюсь, Злыдня успеет заметить его до того, как действие травы кончится. Тогда она точно прилетит, и мы заманим ее в яму.- С этими словами он кинул веточку в огонь. Цвет костра тут же стал насыщенно фиолетовым, огонь замерцал и поднялся над лесом тонкой линией, небо осветилось.

    Через десять минут послышался свист, и что-то темное пролетело над ними и скрылось невдалеке. Медвежата сидели у костра настороженно нахохлившиеся и боялись. Филипп Потапыч успел спрятаться с другой стороны ямы в огромном малиннике. Видно его не было, слышно тоже. Внезапно, из леса появилась Злыдня и громко захохотала при виде медвежат.

    -Кто это тут сидит такой маленький да хорошенький? – подозрительно добрым голосом произнесла она. – Что это вы тут одни делаете, медвежатки? Это вы баловались с фивеольсом?

    Матиус и Матильда повернулись в ее сторону и одновременно произнесли:

    -Греемся. Мы заблудились и не можем найти дорогу домой, а еще мы замерзли и развели костер, - они испуганно потупились. – А про фивеольс мы не знаем ничего.

    - Ничего, я вам помогу, - засюсюкала Злыдня, - я вас обогрею, подогрею, разогрею…э-э-э…пойдемте-ка ко мне в гости. – С этими словами она сделала шаг вперед и…провалилась в яму. Пытаясь ухватиться за что-то в полете, она коснулась рукой куста крапивы и, с ужасающим криком рухнула вниз.

    Матиус, Матильда и Филипп Потапыч подошли к яме и осторожно заглянули вниз. Злыдня сидела на земле и дула на обожженную крапивой руку.

    - Ну что уставились, - с ненавистью прошипела она, - я до вас еще доберусь! А ну, вытаскивайте меня отсюда, а то хуже будет!

    - Нет уж, - в один голос ответили наши друзья, - посиди пока там.

    Кувра в это время сидела на ближайшем дубе и смотрела на происходящее своим красным глазом.

    - Да, - каркнула она,- не думала, что доживу до того момента, когда увижу, что Злыдня попадет в переделку. – И она надолго замолчала, что-то обдумывая.

    Колдунья знала много всяких страшных заклятий, но в данной ситуации они ей совсем не подходили. Летать она могла только в ступе или на метле, а так, сама по себе – нет. Она, конечно, могла наслать на них что-нибудь страшное, но кто тогда вытащит ее из ямы?

    - Эй, мелюзга, - крикнула она из ямы,- если вы вытащите меня отсюда, то я отпущу девочку Машу, а иначе ей не поздоровится!

    - А мы Машу и сами спасем, - ответили медвежата, - там сейчас наши друзья и Маша, скорее всего, уже на свободе.

    Злыдня только зубами от ярости заскрипела.

    - Ну, погодите, - крикнула она громко, - я вам еще покажу! Между прочим, миленькие мишутки, это я разлучила вас с вашими родителями и наказала их за то, что они пытались помешать мне в моих планах. Так что и до вас я тоже доберусь!

    - Что ты знаешь о наших родителях, - тут же всунулись в яму мишки, - где они?

    - Выпустите, расскажу! – ехидно улыбнулась Злыдня. И даже карту нарисую.

    Медвежата беспомощно посмотрели на Филиппа Потапыча. Тот задумчиво почесал левое ухо и произнес:

    - Ладно, отпустим мы тебя, если ты все честно расскажешь о родителях Матиуса и Матильды, но еще, у меня есть одно условие. Или останешься в яме еще надолго.

    - Говори, - прошипела Злыдня.

    - Я хочу, чтобы ты дала страшную клятву Ручи, о том, что ты навсегда покинешь Волшебный Подмосковный лес и никогда сюда не вернешься. И еще, что ты никогда больше не причинишь вреда никому живому и не будешь больше строить пакости.

    - Ты что, с ума сошел? – взвилась Злыдня. – Клятву Ручи? Да, никогда! Меня же разорвет тут же на кусочки!

    - А как ты хотела? – насмешливо сказал Филипп Потапыч. – Как иначе я заставлю тебя сдержать слово? На это способна только клятва Ручи.

    - Я не могу не делать пакости, - заорала колдунья,- я же злая! Меня все-равно иначе разорвет от злобы. Я не дам тебе эту клятву. Никогда.

    - Придется, - произнес Филипп Потапыч, - придется. Иначе сидеть тебе здесь долго-долго.

    Тем временем, домовой с Муркой начали операцию по спасению Маши. Мурка уселась на плетень и принялась грациозно умываться, томно поглядывая на дверь дома колдуньи. Скоро там в дверной щели стал светится любопытный глаз. Через пару минут дверь отворилась, и наружу вышел огромный черный кот. Росту он был прямо таки огромного, длинная шерсть лоснилась от сытости, а через всю морду шел огромный шрам, придававший коту поистине разбойничий вид.

    - Кто ты, киска, и что делаешь в моих краях,- вальяжно произнес кот.

    В это время домовой тихо проскользнул внутрь дома.

    Мурка скромно потупила глазки и мяукнула:

    - Я скромная городская кошка. Мне всегда хотелось посмотреть лично на того героя, о котором сложены все кошачьи легенды, на того, которого превозносят все кошки мира и которого трепещут все остальные коты. Я имею в виду знаменитого Мефистофеля. Я думаю, это вы? – и она смущенно покрутила хвостом.

    Меф тут же распустил хвост, гордо поднял голову и подошел к кошке поближе.

    - Да, - самодовольно заявил он. – Это я. И я с удовольствием познакомлюсь с тобой поближе, прелестное создание. Расскажи мне о себе.

    И мурка принялась болтать с ним о том, о сем, но больше всего говорила о том, какой он, Мефистофель, храбрый, умный, непобедимый. Кот сидел и млел от таких слов и ничего вокруг не видел и не слышал. А домовой, тем временем, схватил сонную Машу и тихо выскользнул из дома. Калитка во дворе была закрыта только на щеколду. Домовой отодвинул ее и побежал, неся Машу на руках, в лес. Подальше.

    Мурка закончила петь дифирамбы Мефу и скромно с ним попрощалась.

    - Может останешься? – с надеждой спросил кот. – Нет, мне пора, но я с удовольствием пришла бы еще, сказала Мурка. – Если позволишь.

    - Конечно, приходи, - обрадовался кот. – Прямо завтра и приходи. Придешь?

    - Я попробую. – И Мурка, махнув хвостом, скрылась.

    Мефистофель сидел во дворе с очумелым видом, смотрел на луну и шептал:

    - Какая кошка, какая красавица. Женюсь, точно женюсь. Деток заведем. – Он мечтательно щурился и мурлыкал.

    В это время, Мурка догнала домового с Машей. Они прятались под старой елью.

    - Залезайте ко мне на спину, - сказала она, - побыстрее, пока кот не очухался.

    - Ну, ты молодец, - восхищенно прошептал домовой, - так профессионально ему голову заморочила.

    - Это было нетрудно, - отмахнулась кошка, - все коты одинаковы. Полетели.

    И они полетели.

    В это время Филипп Потапыч и медвежата сидели около ямы и ждали, когда Злыдня решит принести клятву Ручи.

    - Летят, летят, - закричала Матя, показывая лапой в небо. И точно, через пару минут кошка с домовым и Машей приземлились рядом с друзьями. Маша по-прежнему спала. Колдовской сон был крепким. Все решили, что будить ее не стоит, чтобы не испугалась. Пусть лучше думает, что все это сон.

    Злыдня, услышав новые голоса напряглась.

    - Что происходит? – заорала она. – Эй, вы!

    Все столпились у ямы и хором ответили:

    - Мы спасли Машу. Давай клятву, а не то уйдем, и сиди там одна.

    - Ладно, - скрипя зубами, согласилась Злыдня. – Даю вам клятву Ручи, что никогда не буду преследовать вас за то, что вы со мной сделали. Довольны?

    - Нет, - заявили все, - еще ты должна поклясться, что никогда не причинишь вред никому живому и не будешь больше делать пакости.

    - Даю, - сквозь зубы прошипела колдунья, - даю клятву Ручи, что никогда не причиню вред никому живому.

    Ворона Кувра взлетела с дерева и каркнула:

    - Пора искать новую хозяйку,- и, сделав круг над ямой, она поднялась ввысь и улетела.

    Филипп Потапыч принес, загодя запасенную веревку и опустил ее в яму.

    - Вылезай, - крикнул он. – Мы разрешаем.

    Потрепанная и грязная Злыдня молча вылезла из ямы и направилась прочь.

    - Постой, - крикнула Матя, - ты не сказала нам, где наши с Матиусом родители.

    Злыдня обернулась и ехидно сказала:

    -Надо было спрашивать, когда я сидела в яме, а сейчас я вам ничего не скажу. – И, зловеще захохотав, она скрылась из вида.

    - Ничего, Матюша, ничего, - обнял плачущую Матильду Филипп Потапыч, - мы обязательно найдем ваших родителей. Главное, что они живы. Не вешай нос.

    Все собрались в кружок на поляне. Матиус, Матильда и Филипп Потапыч попрощались с Муркой и домовым – им пора было возвращаться домой, в Москву. Пумпашкин взобрался на кошку верхом, как это делал уже неоднократно, обхватил Машу и они улетели, взяв с друзей обещание, скоро встретиться вновь.

    Филипп Потапыч обнял медвежат и предложил им переночевать у него. Матиус и Матильда посмотрели на светлеющее небо. Скоро должно было взойти солнце.

    - Спасибо, - сказала Матильда. – Мы лучше пойдем домой. Мы так долго там не были. Нам надо отдохнуть и собираться в дорогу. Мы пойдем искать наших родителей.

    И медвежата, взявшись за руки, побрели по лесной тропинке. Навстречу восходящему солнцу и новым приключениям.

    Утром Маша проснулась в своей кроватке и, потянувшись, огляделась вокруг. Она помнила, что во сне ей снилась какая-то страшная Злыдня, домовой, медвежата…Маша подхватилась с кровати и побежала к маме.

    - Мама, я тебе такой интересный сон расскажу, - закричала она, залезая к ней под одеяло. – Ты не поверишь, где я была.

    Мурка аккуратно задвинула под диван зеленый листок, свалившийся с Машиной головы. На всякий случай, чтобы не было ненужных вопросов.

    Рекомендуем прочитать сказку: Серебряная монетка

    Поделись своими развлекухами! Расскажи все что знаешь!: