РАЗВЛЕКУХА

Русский народный фольклор.

  • Список тем link
  • ВОЛКОДЛАК (вовкулака)

    Волкодлак

    НОЖ ЗА ОВИНОМ

    В селе как-то пропал мужик. Пошел на гумно и не вернулся. А вскоре сын его нашел за овином воткнутый в землю нож и вынул его. «Зачем, — думает, — доброму ножу в земле ржаветь?»

    С тех пор мужик пропадал года три. Один знахарь посоветовал родственникам пропавшего воткнуть нож за овином в том месте, где он торчал раньше. Так и сделали.

    Вскоре после этого пропавший мужик пришел в свою избу, но весь обросший волчьей шерстью: волчьей длакой.

    Истопили жарко баню, положили волколлака на полок и стали парить веником — волчья шерсть вся и сошла.

    Волкодлак рассказал, как он превращался: стоило ему перекинуться через нож, как он становился волком. Как раз бегал он в поле, когда кто-то вынул из земли нож. Прибежал, а его нет! И век бы ему бегать в таком виде, если бы не догадались снова воткнуть нож за овином.

    Хотя этот мужик и обращался в волка и долгое время бегал в стае, но чувства и мысли у него были человеческие. Он даже не мог есть нечистой пищи, например, падали. Когда волкодлак подходил напиться к воде, там отражался не волк, а человеческий образ.

    РАНЕНЫЙ ВОЛК

    Как-то раз пошел парень за околицу — с девицей своей встретиться, а на пути у него волк. Волк как волк, только не сплошь серый, а как бы в рыжину. И не нападает этот волк на парня, а жалобно скулит и не уходит. Парень выломал из плетня жердь и пошел на зверя. Тот хвост поджал и убежал, припадая на одну лапу.

    Встретился парень со своей девкой, рассказал ей этот случай. А она поумней дружка была и говорит:

    — Верно, волк лапу занозил или в капкан попал — вот и пришел к человеку за помощью.

    — Может, завтра еще раз придет? — обрадовался парень. — Я с собой нож прихвачу и завалю серого!

    Девица ничего ему не сказала, но на другой день пришла за околицу пораньше условленного срока. Глядь — бежит волк хромой, скулит, словно плачет. Увидел девушку, сел, а из глаз слезы катятся. Одолела девушка страх, приблизилась — волк ей раненую лапу протянул. Да там и впрямь такая заноза, что лапу раздуло всю.

    Вынула девушка чистенький платочек, маленький ножичек — она тоже не проста была, не с голыми же руками к волку в зубы подаваться! — и принялась занозу вынимать. Все это время волк сидел молча, только иногда жалобно поскуливал. И только дело было сделано, как набежал тот парень с ножом и ударил волка в бок — девица и ахнуть не успела.

    Упал волк замертво — и вдруг волчья шкура с него сошла, как снег под весенним дождиком, и увидали парень с девушкой пригожего молодца в красной рубахе.

    Побежали за помощью, принесли раненого в село, и здесь признали в нем сына старой вдовы-мельничихи. Он три года назад пропал бесследно, поехав на свадьбу к другу в соседнюю деревню. Кроме бедной матери, про парня все успели позабыть, а он — на тебе, волкодлак!

    Стали за ним ходить — и выходили. Поправившись, парень сказал, что целую свадьбу обратил в волков злой колдун, которого не пригласили на гулянку. Сначала волкодлаки держались стаей, а потом разбежались кто куда. Он все время бродил вокруг своего села, только боялся, чтобы охотники не подстрелили.

    Пока парень в постели лежал, его часто навещала та девушка, которая из волчьей лапы занозу доставала. Прежний ухажер ее злился, злился, да ничего ему не помогло: красавица дала ему от ворот поворот, а сама вышла за пригожего сына вдовы.

     

    Волкодлак (вовкулака) в славянской мифологии — это оборотень, а точнее — человек, обладающий сверхъестественной способностью превращаться в волка.

    Представления о волкодлаках восходят к глубокой древности. Самый удивительный и таинственный герой русского эпоса, Волх Всеславлич, умел принимать образ волка и рыскать по дремучим лесам, одолевая в одно мгновение невероятные расстояния, так что могло показаться, будто он находится в нескольких местах одновременно. В «Слове о полку Игореве» князь Всеслав «рыщет волком в ночи».

    Мощь волкодлаков бывает такова, что они вызывают лунные затмения во время своих превращений! Скажем, в Кормчей книге (список 1282 г.) повествуется о волкодлаке, который «гонит облака и изъедает луну».

    Оборотням помогает чудодейная тирлич-трава. А еще, чтобы превратиться в волка, надо слева направо перекинуться через двенадцать ножей (в некоторых сказаниях — через один, заговоренный, а женщины принимают образ волчиц, перекинувшись через коромысло), воткнутых в осиновый пень или в землю. Когда захочешь снова стать человеком — перекинуться через них справа налево. Но беда, если кто-то уберет хоть один нож: никогда уже волкодлак потом не сможет обернуться человеком.

    На такой случай лучше волкодлаку остеречься особым заговором:

    «На море на Окияне, на острове на Буяне, на полой поляне светит месяц на осинов пень, в зелен лес, в широкий дол. Около пня ходит волк мохнатый, на зубах у него весь скот рогатый; а в лес волк не заходит, а в дол волк не забродит. Месяц, месяц, золотые рожки! Расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя, человека и гада, чтобы они серого волка не брали и теплой бы шкуры с него не драли. Слово мое крепко, крепче сна и силы богатырской».

    Волкодлаки бывают не добровольные, а принужденные. Колдуны по злобе могли обернуть волками целые свадебные поезда! Иногда такие несчастные волки живут отдельной стаей, иногда общаются с другими дикими зверями. По ночам они прибегают под свое селение и жалобно воют, страдая от разлуки с родными. Вообще они стараются держаться поближе к человеческому жилью, потому что боятся дремучего леса, как и положено людям.

    Сделаться волком мог против воли и тот человек, которого «по ветру» прокляла мать.

    Утешает то, что такому зверю можно вернуть прежний образ — конечно, если распознать его среди настоящих волков. Для этого нужно накрыть его кафтаном или накормить освященной в церкви или благословленной едой.

    После смерти волкодлак может сделаться упырем, злобным мертвецом. Чтобы этого не произошло, надо зажать ему рот (пасть) двумя серебряными монетами.

    Кстати сказать, образ человека-волка, оборотня, живет в мифологии многих народов. У англичан это Беовульф, у немцев — Вервольф. Очевидно, в глубинной памяти народной сохранился древнейший обряд почитания волка, когда жрецы переодевались в волчьи длаки (шкуры), чтобы почествовать свое серое божество.

    Впрочем, совсем не исключено, что наши предки все обладали врожденной, но позднее утраченной способностью к ликантропии (так на языке науки называется оборотничество людей в волков и обратно). И, возможно, не погрешил против истины Геродот, упоминавший в своей «Истории» о праславянах-неврах: «Эти люди, по-видимому, оборотни. Ведь скифы и эллины, которые живут в Скифии, говорят, что раз в год каждый невр становится волком на несколько дней и затем снова возвращается в прежнее состояние».

    Поделись своими развлекухами! Расскажи все что знаешь!: